Category: дети

1

Детство советское золотое прекрасное

Одно из атрибутированных воспоминаний детства -- "Песня-73" почему-то. Отчётливо помню заставку. Помню, как шевелил гениальными ноздрями Магомаев, поя про Орфея... с тех пор я понял, что многое, кажущееся однозначным, двойственно (как минимум) -- Орфей был преданный кому и кем он был преданный? Поскольку я по младости лет сформулировать это не мог, никто мне ответа не давал, а когда я уже мог сформулировать, ответ мне стал не нужен. Так вот всё и происходит. Ещё в это же примерно время мы с отцом склеивали модель самолёта Ту-134 производства ГДР (модель), и с тех пор я стал симпатизировать нашим немцам (возможно, под влиянием паров клея -- детский организм столь уязвим!), и эта симпатия парадоксальным образом, несмотря на то, что я узнал о нечеловеческом поведении немцев во время временной оккупации советских территорий, осталась. Как и постоянная ненависть к германским нацистам и их пособникам. Ненависть может быть постоянной, это не любовь.

А вот этой дамы не помню (между прочим ей тут 24 года):



Хорошая такая, милая.
1

СССР глазами испанского мальчика

Из Бреста мы поплыли в Лондон (то есть в лондонский порт, в стороне от столицы), где нас ждал советский пассажирский пароход «Кооперация». Нас переместили туда, и это было для детей рабочих и крестьян подобно чуду: нас разместили по каютам — коврики на полу, мягкие кожаные сиденья. Обедали мы в ресторане (было два ресторана на разных палубах), официантки ласково нам улыбались. В Северном море наш корабль с обеих сторон, в отдалении, сопровождали английские военные корабли. Мы разглядывали их с восхищением.

Запомнилась, причем очень четко, такая картинка.

Collapse )
1

Дядя Стёпа — полицейский

Был бы жив классик (без дураков! натурально) детской лит-ры, он бы без проблем переделал стих про дядю Стёпу (раз уж текст гимна дважды перерабатывал). Например так:

Он идёт из отделенья,
И какой-то мальчуган
Рот раскрыл от изумленья:
«По-ли-цей-ский великан!»


Поскольку Сергей Михалков покинул сей мир, пришлось мне прикинуть, как бы могло это выглядеть:

Collapse )
1

Про Лунтика

Шершни дрожали от страха и жужжали пронзительно жалко.

-- Это случилось! -- жужжали они в унисон, -- это случилось!

-- Что случилось? Что?! -- вокликнул Лунтик, растерянно хлопая глазами. О, это удивительное существо -- Лунтик. Он выглядел столь мило, что вызывал умилительную тошноту. Безобиднее Лунтика никого в лесу не было, даже бесхребетный червяк казался по сравнению с беззлобным Лунтиком удавом-недоростком. В общем, жаловаться Лунтику смысла не было, но у шершней не было и выбора.

-- Это! -- жужжали шершни. -- Дотянулся проклятый Сталик! Он съел Жужжану и гнался за нами до самого дупла!

Collapse )
1

Крошка фашистка

«Союз фашистских крошек» (СФК) — для детей от 3 до 10 лет (учрежден 10.05.1934 г.). Возглавлялся, сначала З.Г.Булычевой, при активной помощи Грудинской и Эль, а затем «бабушкой революции», как ее называли, Н.К.Пац-Памарнацкой. Занятия в Союзе проводились: летом — каждый день, зимой — 1 раз в неделю, чтобы не помешать школьным занятиям. Воспитательная программа включала ознакомление с молитвами, начальные сведения из Закона Божьего и русской истории, общее представление о Родине, беседы на темы: кто такие коммунисты, почему мы в эмиграции, кто и как борется с большевизмом. Кроме того, крошки учили русские песни, стихи и т.д. За успехи в занятиях «крошкам» присваивалось звание «крошки-всезнайки» с награждением знаком отличия — национальной ленточкой. В 1938 г. к празднику Св. Ольги была напечатана типографским способом однодневная газета «Крошка». В ней были опубликованы заповеди и обычаи крошек. Заповеди состояли из шести пунктов:

1. Крошка фашистка верит в Бога;
2. Крошка фашистка любит Россию;
3. Крошка фашистка почитает Родителей;
4. Крошка фашистка уважает труд;
5. Долой коммунистов;
6. Слава России!

Обычаи крошек включали положения:

— крошка не валяется долго в постели, а встает сразу, как Ванька-встанька;
— умывается чище всех, и каждый день чистит зубы;
— никогда не капризничает и все папы и мамы могут ставить крошку в пример своим детям;
— никогда не играет с евреями, не берет ничего от евреев и не разговаривает с ними;
— крошки никогда не ссорятся между собой и всегда мирятся до захода солнца;
— помнят, что форма дана им потому, что они маленькие фашисты и фашистки;
— бережет форму и носит ее с гордостью, как большая, или большой.

Окороков А.В. Фашизм и русская эмиграция (1920-1945 гг.). — М.: «РУСАКИ», 2001. — 593 с., илл. - 48 с.