Just Hoaxer (just_hoaxer) wrote,
Just Hoaxer
just_hoaxer

Categories:

Сказка о Царевне Лесбияне

Ух-ты, какие сказочные сюжеты жизнь порождает.

В сентябре 2012 года миллиардер из Гонконга Сесил Чао (Cecil Chao) заявил, что заплатит 65 миллионов долларов США любому мужчине, который сумеет убедить его дочь Гиги Чао вступить в брак. Как пишет BBC News, Гиги является предпринимательницей, у нее есть диплом Манчестерского университета. Кроме того, она лесбиянка. В начале 2012 года Гиги заключила брак со своей партнершей. Сесил Чао отказывается признавать этот союз.


Как пишет небезызвестный Пропп, "царская дочь не смеется; отец обещает выдать ее за того, кто сумеет рассмешить ее... Сюжет о Царевне Несмеяне восходит к мифам о богине плодородия, к-рую необходимо рассмешить, чтобы возродилась растительная жизнь".

А вот как было на самом деле.

Беднягу царевну мучили тысячи претендентов -- юмористы, фокусники, певцы, шуты и мимы -- которые всячески пытались развеселить девушку. Придворные лекари между собой согласились, что у царевны -- болезнь Паркинсона, но помалкивали по своим, своекорыстным причинам. Царь-отец зафиксировался на идее рассмешить дочку, а та и хотела бы посмеяться, хотя бы для того, чтобы снять с крючка папа, но никак не выходил из неё смех, потому что внутри не зарождался.

Но вот, появился добрый молодец, не такой нарочито потешный, как остальные, а напротив -- печального образа. Не улыбался он до ушей, да и вообще не улыбался, не заговаривал с ней бодрым голосом, не притоптывал и не прихлопывал, не лез щекотать бока белые, не пытался обкурить хохотун-травой, а так посмотрел грустно, устало так глянул в самую сердцевину царевнину, и молвил тихим голосом: хочу, дескать, на ушко царевне кое-что сказать. Хмыкнули царедворцы и прочие -- немало таких было, считавших, что прилюдный тет-а-тет поможет победить грустный недуг. Да и царевна особенной надежды не испытала. Всё она уже слышала за эти долгие годы, в том числе и на ухо.

А молодец ей:

-- Понимаешь, царевна Несмеяна, вот тебя тут заставляют рассметься, каждый день испытания, постоянное давление, царь -- отец твой -- потихоньку с катушек съезжает, а ты сидишь тут, смотришь на потуги тебя рассмешить, и все уловки и приёмы тебе известны, представляю, как же это тоскливо. А у меня, царевна, такая же беда, только с другой стороны -- мой папенька тоже... того -- спятил. Женить меня непременно хочет. Сперва из-за него в болото угодил, чуть на лягушке не женился, насилу отвязался, потом послали за некоей жар-птицей, а на самом-то деле, царевна...

Молодец всё рассказывает, а Царевна Несмеяна всё слушает, да слушает. И так это необычно для окружающих -- уж больно долго слушает, и вроде бы даже какие-то признаки заинтересованности на её лице просматриваются. Продолжает молодец свою историю:

-- ...на самом-то деле папенька меня не жар-птицей заслал, не-ет, жар-птиц таких у нас самих два курятника, послал за Еленой Прекрасной, понимаешь, в самую гущу военных действий, ну я её из-под носа у Менелая, или как там его, у Берендея-то и умыкнул. И был у меня друг, Серый Волк, мы туда с ним, мы сюда с ним, выручали друг друга не раз, и он мне как-то ближе, родней, чем эта... так называемая Елена, так называемая Прекрасная. Волк -- он надёжный товарищ, тёплый такой, мягкий. Везде проскачет, если что -- загрызёт. А Елена канючит всё, гундит, всё ей не так, всё не этак... В общем, не довёз. Скормил другу моему сердешному, Волку Серому... И знаешь что, царевна, я тебе скажу, великую тайну поведаю... -- с этими словами добрый молодец ещё ближе к уху царевниному уста свои сахарные приблизил, хотя, казалось бы, и некуда дальше. -- Я-то ведь принцесс, да царевен не особенно люблю. Как бы это сказать... Волколюб я. По-научному -- гомозоофил.

Тут придворные вздрогнули -- потому что у царевны Несмеяны по лицу прошла целая гамма разных чувств. С виду -- пртиворечивых. Царь-отец полупривстал с трона, мать-царица полуикнула.

А молодец продолжал:

-- И, честно тебе скажу, понимаю тебя. Мне ведь кажется, ты не потому не смеёшься, что не смешно тебе. А потому, что не нужны тебе все эти женихи. Не любишь ты добрых молодцев, а любишь ты красных девиц. Не так ли? Так давай же заключим с тобою взаимовыгодное соглашение. Ты сейчас посмеёшься, мы поженимся -- а потом мальчики налево, девочки направо. Я своему папаше тебя предъявлю, ты меня -- своему. Все довольны, будем царствовать, будем наслаждаться жизнью.

Тут откуда-то из недалёкого лесу донёсся весёлый волчий вой.

И царевна Несмеяна вскочила на ноги. Притопнула, прихлопнула, да как ЗАХОХОЧЕТ!

Что тут стало! Натуральный пиргорой. Справили свадьбу. Папа-царь тут же отписал Ивану (да-да, это был именно он) полцарства и коня. Иван всё принял с благодарностью, попрощался с молодой женой (та, окружённая девками красными, всё похохатывала), взял портрет её и справку о женитьбе для отца, и отправился в дальний путь -- а зачем, история умалчивает. Ну, пусть для того, чтобы её законные полцарства жене привезти.

Выехали они из ворот, мимо мельниц, по холмам, по полям... Хотели было съесть коня, но тот так жалобно глядел карими глазами, что отпустили его на волю. Вот и лес пошёл дремучий, говорит Серый Волк:

-- Значит, Вань, ты у нас гомозоофил?

И как начали они смеяться, хохотать, прямо-таки угорать со смеху, чуть тут сказке конец и не пришёл.

А, собственно, и пришёл же.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments