August 23rd, 2019

1

Валтасар

В принципе, российский имперский гимн «Боже, царя храни» можно бы называть «Валтасар».

Был такой небезызвестный вавилонский царь, с которым халдей (и, по совместительству, пророк) Даниил проделал хитрый трюк — заранее написал несколько слов на арамейском особым составом, который не сразу проявляется, а потом истолковал эти слова нужным образом. И в эту же ночь царь Балтаар вдруг помер. Совпадение? Не думаю.

Скорее всего, Даниил использовал ещё один особый состав. Германский поэт Гейне описал этот помент в своём произведении «Валтасар»:

И царь схватил святой сосуд.
«Вина!» Вино до края льют.
Его до дна он осушил
И с пеной у рта возгласил:
«Во прах, Егова, твой алтарь!
Я в Вавилоне бог и царь!»


Вот перед тем, как царь схватил святой сосуд, тот был в руках Даниила. Даниил был хитёр.

Но дело в другом. Балсасар, он же Валтазар, Вальтасар и Бальтазар — это всё европейские транскрипции арамейского «Белтшацар», так древнеевреи произносили аккадское имя «Бел-шар-уцур» («Bēl-šarra-uṣur») — которое значило «Бел, царя храни». А «бел», в свою очередь, на аккадском значило «бог», или «владыка», «господин» (в дальнейшем мутировало в «баал», «ваал» и было общим для всех семитов).

Так что «Валтасар» = «Бел, царя храни» = «Боже, царя храни».



Даниил хитёр.